Товары в Казахстане подорожали из-за закрытых границ с Киргизией

by Bs.kg 30. мая 2011 01:21

Экономика / Цены

Дороже, еще дороже

Затяжные беспорядки в Киргизии отразились на казахстанском рынке. Товарные потоки из Китая, Турции и других стран пошли по другим маршрутам, что не лучшим образом сказалось на ценах

Алексей Иконников
Алматы

Замедление стройки

Челночные поставки мелкими партиями из соседней страны изначально доставляли серьезную головную боль казахстанской таможне, особенно в свете вступления страны в Таможенный союз. С момента присоединения РК к единой таможенной территории с Россией и Беларусью власти стали обращать более пристальное внимание на эти перевозки, которые де-юре всегда являлись контрабандой. Однако их объем существенно не уменьшился. Когда граница в свете начавшихся 7 апреля беспорядков была закрыта, появилась возможность оценить, сколько товара завозилось в Казахстан через Киргизию. Из-за апрельских и майских событий в Кыргызстане товарооборот торгово-рыночного комплекса «Дордой» снизился на 30 процентов, о чем в начале лета сообщил профсоюз ТРК. Есть мнение, что на самом деле обороты тогда упали более чем на 50 проц.

Наши соседи создали действительно эффективный бизнес. Будучи членом ВТО и пользуясь беспошлинным режимом ввоза ТНП, Киргизия многие годы успешно зарабатывала на транзите через свои оптовые рынки в Казахстан и Россию. По некоторым оценкам, в этой стране не менее 600 тыс. человек, или около четверти трудоспособного населения, получают основной доход от торгового бизнеса такого рода. Киргизские торговцы работают как на оптовых рынках у себя на родине, так и на ряде казахстанских барахолок (как сообщает директор алматинского рынка «Барыс-2» Ладжи Идыров, около 70 процентов контейнеров там принадлежат киргизским предпринимателям с рынка «Дордой»). Этим кормились, конечно, не только сами торговцы-«челноки», но и сотни таксистов, владельцев автобусов, хозяев кафе и прочего сопутствующего сервиса. Только у одной киргизской фирмы «Шер-Жол», занимающейся перевозками людей с рынка «Дордой» через границу в казахстанское село Кордай, около сотни такси и микроавтобусов. Раньше каждый водитель этой фирмы делал ежедневно по три-четыре рейса в оба конца, зарабатывая за рейс по 7–10 долл. А таких фирм десятки, причем по обе стороны границы. В прошлом году в это же время, как рассказывают предприниматели, на «Дордой» ежедневно заезжало по 30–40 автобусов из Казахстана, России и Узбекистана.

В результате затянувшегося обострения у соседей пострадали и казахстанские самозанятые бизнесмены. По оценкам предпринимателя Нурали Сейсембекова, который занимается завозом товаров на один из крупных вещевых рынков Алматы, до апрельских событий поставки «челноков» из Киргизии формировали не менее половины ассортимента одежды алматинских барахолок. Большегрузными грузовиками с приграничных рынков Китая, авиарейсами из Турции товары поступали в Бишкек, откуда мелкими партиями завозились на базары Алматы. Когда граница была закрыта, отечественный челночный бизнес переориентировался на прямые поставки из Китая. «Думали, что это временно, так как в начале июня стороны вроде бы договорились открыть границу не только для провоза продовольствия и медикаментов, но и ТНП, – говорит Сейсембеков. – Но когда у них начались события на юге, стало ясно, что все это надолго».

Насколько все это меняет структуру поставок на наших товарных рынках? В оптово-розничном бизнесе Казахстана сложилось несколько устоявшихся каналов импорта ТНП. Основные товарные потоки формируют «челноки», которые ездят в Турцию, ОАЭ, Восточную Европу и Китай. Все эти четыре направления до закрытия границы имели своего рода альтернативное «плечо» через Киргизию. Здесь предприниматели, желающие привезти в Казахстан относительно небольшие партии ТНП, могли экономить, учитывая, что их киргизские коллеги завозят товар со всех направлений на свой рынок «Дордой» и продают, применяя минимальные торговые надбавки в 10–15 процентов. К тому же, ввозя ширпотреб мелкими партиями как бы для личного употребления, «челноки» могли не платить на таможне даже те минимальные 20–40 евро за 100 кг, которые официально взимались за ввоз ширпотреба до Таможенного союза. Фактически эти мелкооптовые поставки из Бишкека на сто процентов шли контрабандно, что, разумеется, сильно напрягало профессиональных импортеров, завозящих товар большегрузными контейнерами.

Но главное преимущество киргизского маршрута – это, конечно, цены. «Дордой» зарабатывает на количестве, на своих оборотах – не случайно за 13 лет своего существования он стал крупнейшей в постсоветской Средней Азии перевалочной базой мелкооптового челночного бизнеса. Сюда едут и из России, и из всех стран региона, включая закрытый Туркменистан. Для наших это выгодно: можно купить на «Дордое» 10–15 тюков интересующего товара, привезти его в Алматы и продать в полтора-два раза дороже. Россияне могут заработать еще больше: в Москве этот же товар уйдет дороже в три–пять раз. Очень хорошо, что на «Дордое» есть выбор. Здесь не только импортный ширпотреб – свою продукцию предлагают и местные пошивочные цеха, причем она часто еще дешевле китайской при неплохом качестве. А те, кто хочет сэкономить на цене еще больше, может поехать дальше: через всю Киргизию к китайской границе, чтобы привезти товар оттуда.

После запрета на ввоз ТНП казахстанские предприниматели лишились дешевой перевалочной базы. Направления импорта из дальнего зарубежья не изменились, но «Дордоя» больше нет. Это, конечно, неприятная новость для многих, хотя утверждать, что это катастрофа для казахстанских мелких предпринимателей, было бы преувеличением. Они ищут другие маршруты и повышают розничную цену. Вот для киргизских торговцев запрет провоза ТНП в Казахстан – действительно серьезный удар.

Трудный бизнес

Действия властей, не разрешающих провоз ТНП, объяснимы. Поставки запчастей, одежды, обуви, предметов быта составляют десятки тонн в сутки на каждом из постов, а таковых на сегодня открыто три. Охватить полной проверкой подобный объем физически сложно. Между тем после Ошских событий многократно возросла угроза ввоза оружия из Киргизии: сотни единиц его в мятежной стране находятся в руках толпы и преступных групп. Поэтому казахстанские власти дают понять, что ограничения будут действовать столько времени, сколько нужно. На скорое открытие казахстанских границ для ввоза ТНП предприниматели не надеются. Некоторые «горячие парни» пробуют организовать реимпорт окольными путями – через Узбекистан. Но это не выход. Недавно сообщалось об инциденте на границе в Южно-Казахстанской области, где около двадцати человек из числа местных жителей пытались переправить в Казахстан партию контрабанды. Они вели себя так агрессивно, что пограничникам даже пришлось открыть огонь, ранив двоих нарушителей режима. Случай показательный в том плане, насколько серьезное давление испытывает мелкооптовый челночный бизнес из-за невозможности зарабатывать привычным способом, закупая дешевый товар на киргизских оптовках и перепродавая его в «богатом» Казахстане.

Теперь, когда киргизский маршрут перекрыт, основная масса товаров ввозится в РК непосредственно из Китая и других стран дальнего зарубежья. А здесь у «челноков» уже иная цена вопроса, другой уровень контроля, и импортные пошлины – на уровне ввозных ставок Таможенного союза. Контрабандные поставки мелкими партиями, как через киргизскую границу, практически исключены. Что все это означает для товарных рынков Казахстана, особенно для нашей «народной» базарной торговли?

Очевидно, потребителю следует ждать дальнейшего удорожания. Кстати, на фоне плохих новостей из Киргизии рост цен на казахстанских рынках наметился еще задолго до первого июля. Особенно – на одежду, значительную часть которой шьют под Бишкеком и продают на рынке «Дордой». С началом киргизских событий «барахольные» цены на одежду поднялись в среднем на 25–30 проц.

Но это, скорее всего, не предел. Напомним: с 1 июля вступают в силу соглашения по единой таможенной территории стран Таможенного союза, согласно которым физические лица имеют право беспошлинно ввезти товаров для личного пользования стоимостью не более 1,5 тысячи евро и весом не выше 50 килограммов. То есть со всего, что «челнок» провозит сверх этих нормативов, таможня возьмет 30 проц. от ввозной стоимости, но не менее четырех евро за каждый килограмм. До союза частный предприниматель мог ввезти из дальнего зарубежья три тонны товара, оплачивая в среднем 40–100 долл. за тонну (в зависимости от номенклатуры товара). Теперь «челноки» могут завозить ТНП из Китая вообще без пошлины, но делать это им придется в десятки раз более мелкими партиями. «Дорожные затраты возрастают, ведь за каждым 50-килограммовым тюком «челнокам» придется теперь отряжать отдельного человека, и это приведет к повышению розничных цен, – считает директор транспортно-логистической компании «Ист Транс» Владимир Царев. – Особенно это отразится на товарах, имеющих высокий вес, таких как автозапчасти, ковры, изделия из керамики, сантехника».

У фирм-импортеров, работающих с поставками из Китая, сейчас вообще много проблем, отражающихся на конечной цене. Связаны они не только с вводом высоких «союзных» ставок. Есть и другие сложности. Например, складская логистика находится в руках китайской стороны, поэтому во время длительных таможенных процедур предприниматель не может контролировать свой товар. Как отмечает директор ТОО «Asia Logistic Sib» Сергей Батчаев, при этом часть груза портится, но проконтролировать это «на той стороне» бизнесмен не может. Возникающие потери закладываются в отпускную цену, которая в итоге может существенно возрасти. Иногда, как говорит Батчаев, в два-три раза. Предприниматели настаивают, чтобы товары транзитом поступали на территорию Казахстана, и уже здесь проводилась их таможенная очистка. Пока решить вопрос в свою пользу не получается.

Конкуренция

Зато теперь, когда киргизский конкурент сошел со сцены, очевидно, что всем этим компаниям будет значительно легче играть на повышение. Владимир Царев и его коллеги не скрывают удовлетворения тем, что закрылся бишкекский канал поставок на казахстанские рынки. Это, по их словам, сняло множество проблем у профессиональных компаний, которым трудно конкурировать с дешевой контрабандой из Бишкека. «Дордой», по мнению Царева, уже давно создавал проблемы тем казахстанским бизнесменам, которые занимаются прямым импортом товаров из Китая, Турции, ОАЭ и других стран. Кстати, это понимают и по другую сторону границы. Недавно президент Ассоциации рынков, предприятий торговли и сферы услуг Кыргызской Республики Сергей Пономарев в интервью IWPR признал, что «Дордой» представляет большую конкурентную угрозу для казахстанских предпринимателей. По его словам, на крупных рынках юга Казахстана цены значительно выше лишь потому, что в Казахстане выше уровень жизни. Закупая товары на киргизско-китайской границе по той же цене, что и челноки «Дордоя», предприниматели Казахстана закладывают в цену больший процент прибыли, подчеркнул Пономарев.

Кусок пирога, который таким образом «народный» челночный бизнес отнимал у профессиональных фирм, оказался значителен. По оценкам, например, в Алматы и Шымкенте, киргизские поставки формировали от трети до половины оборота «одежных» базаров. Это порядка 100 – 150 млн. долларов в год. Не случайно в Казахстане многие из тех, кто представляет крупные и средние компании, в последнее время резко настроены против стихийно-челночного бизнеса, работающего с «Дордоем». «80 процентов продукции, завозимой с бишкекского рынка к нам – это товар, классифицируемый как контрабандный и контрафактный, – считает замдиректора компании Pro Trans Service Дильнур Оразалинова. – Конечно, можно понять их стремление заработать на разнице цен, используя членство Киргизии в ВТО. Им сейчас трудно. Но они занимались контрабандой, чем отнимали доход у казахстанских предпринимателей. У нашего бизнеса есть свои интересы, и казахстанские власти должны их отстаивать». Оразалинова вспоминает, что еще до киргизских событий апреля-мая казахстанское руководство предприняло ряд мер с целью защитить интересы профессиональной деловой среды и подавить «теневой» челночный бизнес на киргизской границе. Теперь, по ее мнению, для этого есть все условия.

Напрашивается вывод: для казахстанских фирм-импортеров сейчас сложилось сразу несколько факторов в пользу игры на повышение цен. Во-первых, больше нет давления со стороны челноков, которые завозили дешевый контрабандный товар из Киргизии. Во-вторых, с 1 июля вводятся импортные ставки Таможенного союза, которые при официальной «растаможке» предполагают удорожание одежды, обуви и ряда других ТНП на 40–90 процентов по сравнению с ранее действовавшими ставками. (Ранее «Центр Азии» уже публиковал сравнительный анализ ставок до и после ввода ТС). При этом объем, разрешенный к беспошлинному провозу (не больше 50 кг «в одни руки»), существенно ограничивает активность «челночащих» мелких торговцев – физлиц, которые могли бы сбивать розницу. В-третьих, цена может возрастать достаточно сильно из-за аппетитов розничных торговцев, которых теперь не сдерживает наличие дешевых товаров из Киргизии.

Фактически уже задолго до июльских новшеств розница в Казахстане начала ощутимо «танцевать». Ценовое «танго» казахстанских оптовок подтвердило распространенное мнение, что торговый бизнес не склонен сокращать маржу. Он собирается наверстать временные потери, ссылаясь на Таможенный союз. Лишившись возможности накручивать по сто процентов на дешевые джинсы и куртки, завозимые с «Дордоя», торговцы с апреля начали плавно поднимать цены, прощупывая спрос. Торговые надбавки где-то больше, где-то меньше: разница цены на один и тот же товар в оптовых рядах Алматы, Талдыкоргана и Шымкента может достигать 40–50 проц., а по мере продвижения к северу – и до 100 процентов. По оценкам, которые ведут сами владельцы торговых точек, в Алматы детская одежда летнего сезона поднялась в цене на 50–60 процентов по сравнению с 2009 годом, женская – до 80 проц. Китайские велосипеды подорожали на 30–40 проц., запчасти для автомобилей – на 25–30. И так далее (см. таблицу).

Как предпринимателей, так и многих потребителей волнует вопрос: вернется ли, по мере стабилизации обстановки у соседей, возможность вновь завозить мелким оптом товары с «Дордоя» и таким образом сбить цены? Представители торгового бизнеса сходятся во мнении, что граница не может вечно находиться на замке. Рано или поздно режим провоза ТНП будет смягчен, вопрос только в том, когда это произойдет, учитывая непредсказуемое развитие событий в мятежной стране. А пока остается ждать.

Источник: www.continent.kz

 

Tags:

ExportAsia

Комментарии закрыты