Финансовый кризис: а рыльце-то в пушку!

by Bs.kg 13. ноября 2008 04:26

Мир переживает финансовый кризис исторических масштабов. Поэтому желание найти причину происходящего вполне естественно. Весь мир, включая Соединенные Штаты, считает Америку виновницей всех обрушившихся на нас несчастий. Даже Гордон Браун Премьер министр Великобритании, страны, где экономика и финансовая система во многом похожа на американскую, поскольку строится по принципам англо-американского капитализма, также выделил США, как важный источник "безответственности".



Стрелочник найден!



Повинная бывшего председателя ФРС Алана Гринспена, воспринимается многими как признание, хотя, конечно, никто не говорит о личной ответственности. Самой первой причиной финансового кризиса стала якобы схема субстандартного кредитования в США, возникшая на фоне реализации Центробанком чрезмерно ослабленной монетарной политики в течение длительного периода времени. Гибель (банкротство или скоропостижное слияние) нескольких крупных финансовых учреждений США, среди которых Bear Stearns, Countrywide, Lehman, Merrill, Wachovia, AIG, Washington Mutual, а также масштабы убытков, которые, по оценкам Отчета о финансовой стабильности Банка Англии, превышают совокупные убытки Еврозоны и Великобритании, подтверждают подобную точку зрения. США - это не только эпицентр кризиса. Многие уверены в том, что жадность до чужих денег, то есть до кредитов, бесконтрольное развитие финансовых рынков, а также легкое и почти незаметное регулирование стали той благодатной почвой, на которой произросли сегодняшние проблемы. На сегодняшний день - это основная версия.



Глобальные силы в действии



Конечно, в этом есть разумное зерно. Но ведь факты вполне можно объяснить не только правдой, но и складной ложью. Эта версия ущербна тем, что она основана на анализе не того уровня. Существуют мировые рынки капитала. Капитал быстро глобализируется с тех пор, как Советский Союз забрал свои вклады в долларах из американских банков и поместил их на счета в британских финансовых учреждениях, способствовав, тем самым, становлению рынка евродолларов. Любое мало мальски углубленное исследование указывает на глобальную природу сил , приведших к возникновению кризиса. Именно на этом уровне нужно проводить анализ, а не на уровне отдельно взятой страны. Одной из причин избыточных позиций, которые сейчас так стремительно ликвидируются, называют чрезмерно ослабленную монетарную политику в США. На самом деле, ФРС, контролируемая авторитарным председателем Аланом Гринспеном, длительное время удерживала краткосрочные ставки на низком уровне. Но цены на жилье быстро росли не только в Штатах, но и в таких странах, как Испания и Великобритания, где ставки не были низкими. Более того, так называемый "парадокс Гринспена", то есть низкие долгосрочные ставки, несмотря на постепенное ужесточение политики, возникший непосредственно перед началом формирования избытков, типичен не только для США. Доходность по европейским облигациям также оставалась низкой для существовавших на тот момент макро-экономических условий. Лучше всего "парадокс Гринспена" объяснил ни кто иной, как сам Бен Бернанке. Он предположил, что зло коренится в избыточных сбережениях, в частности азиатских стран. Уровень сбережений в некоторых развивающихся странах был настолько высоким, что внутренние рынки активов и экономика были просто не в состоянии его поглотить. Население активно сберегало деньги и, благодаря профициту текущего счета, а также интервенциям, направленным на сохранение такого профицита, эти страны смогли сколотить приличные гос. резервы. Эти сбережения выбрасывались в мировую экономику посредством покупки государственных облигаций (включая бумаги спонсируемых государством компаний, таких как Fannie Mae и Freddie Mac), что вело к снижению долгосрочных ставок.

Пожар один, поджигателей масса



Действительно, система регулирования в США была мягче, и отличалась от европейской и многих других. Но и им не удалось избежать пузырей, возникших в период затянувшегося кредитного цикла. Система регулирования мотивирует поведение, которое формирует и окрашивает в определенный цвет кредитный цикл. Как впоследствии признал Гринспен и многие другие, Штаты зашли слишком далеко в процессе отказа от регулирования. Некоторые критиковали постоянное ослабление надзора. Будучи исполнительным директором Goldman Sachs, нынешний министр финансов Генри Полсон не тратил времени даром, оттачивая свой дар убеждения, который ему очень пригодился, когда понадобилось выпросить у Конгресса
кредитную линию на 700 млрд. долларов, помочь мягкотелой Комиссии по ценным бумагам и биржам сократить требования к капиталу для брокеров-дилеров в 2004 году. Без этой "инновации" кредитный кризис закончился бы по-другому. Да, действительно, получается так, что поджигатель теперь возглавляет пожарную команду, но он виновен не во всех пожарах. На самом деле, системы регулирования во многом похожи, а их различия незначительны.



Реальные убытки во много раз больше, чем 1.3 трлн. по субстандартным ипотекам. Причина кризиса - не субстандартное кредитование. А кредитный рычаг. А эта практика не знает границ. Резкое падение мексиканского песо, бразильского реала, южнокорейской воны связано с погашением кредитов (в основном в долларах) со стороны местных компаний и банков. Точно также простые японцы лишились доброй части своих пенсий и сбережений вовсе не потому, что они участвовали в буме субстандартного кредитования. Скорее, крупные убытки связаны с закрытием спекулятивных коротких позиций по иене, которые в течение многих лет помогали японским семьям заработать дополнительные средства, получить более высокий доход от иностранных активов. За прошедший месяц австралийский доллар упал на 21% против иены, а новозеландский доллар потерял 19%. Да и евро, который многие японские институциональные инвесторы покупали для приобретения государственных облигаций, деноминированных в этой валюте, упал на 16% против иены - этого вполне достаточно, чтобы уничтожить все прибыли за несколько лет carry. Конечно, в коллапсе исландской банковской системы и экономики нельзя винить нежесткое регулирование и субстандартное кредитование в США, также не в них причина того, что некоторые страны со средним и низким уровнем дохода, такие как Венгрия, Украина и Пакистан вынуждены вновь обратиться к МВФ, который ждет их с распростертыми объятиями, как заблудших сынов своих. Японские банки почти не участвовали в рынке субстандартной ипотеки, однако, индекс банковских акций Topix за последние 30 месяцев упал почти на 75%.



В одной упряжке



Европа тешится тем, что ее система регулирования жестче, чем англо-американская. И что? Кризис приведет к существенным изменениям в этой системе. По словам Хаймана Мински (Прим. Profinance.ru: американский экономист, лауреат премии Веблена-Коммонса (1996 год)), излишний риск и изощрения с бухгалтерским балансом - это естественное следствие длительного периода стабильности и благополучия. Если судить по соотношению собственного капитала к активам, которое является одним из способов оценки кредитного плеча, европейские банки пошли еще дальше своих американских товарищей по оружию. Самое высокое кредитное плечо у немецких банков, по некоторым данным, коэффициент капитал/активы превышает 50. Домохозяйства могут не пользоваться кредитами. От револьверных кредитов могут шарахаться, как от огня. С ипотекой все сложнее, кроме того, набор связанных с ней продуктов весьма ограничен. Однако излишки обнаруживаются не только на потребительском, но и на корпоративном уровне. Специфика европейских излишеств не в кредитах, а в бедных и слабых домохозяйствах. Путем наименьшего сопротивления для рискованных игр с капиталом, учитывая существующую систему регулирования и прочие корпоративные практики Европы, было кредитование государства и бизнеса. Из убытков на сумму 784.6 млрд. евро, оцененных Банком Англии в октябрьском отчете по финансовой стабильности на базе рыночных цен по выборочным финансовым активам Еврозоны, около 719 млрд, или более 90% - связаны с корпоративными облигациями. Еще одна Ахиллесова пята - это гос. кредитование. По некоторым данным, немецким кредиторам принадлежит почти 30% от общей суммы займов (74 млрд. долларов), выданных исландским банкам. Но Исландия - это всего лишь верхушка пресловутого айсберга. Остальная часть распределилась по развивающимся рынкам. По оценкам Банка международных расчетов, Европе принадлежит три четверти всех международных банковских займов (4.7 трлн. долларов) Восточной и Центральной Европе, Латинской Америке и развивающейся Азии. Австралия сообщила о том, что сумма кредитов, выданных развивающимся рынкам, составляет 85% от ВВП, при этом большая их часть сконцентрирована в Венгрии, Украине и Сербии. Консервативные швейцарские банки отдали на развивающиеся рынки около 50% от ВВП. Швеция, Великобритания и Испания выдали кредитов на сумму, равную 25% от ВВП. США с их скромными 4% просто блекнет на общем фоне.



В некотором смысле, европейские кредиты развивающимся рынкам направлены на стимулирование собственного экспорта. Например, Германия и Голландия экспортируют около 3.5% от ВВП в страны Центральной и Восточной Европы. Дюжина восточно-европейских стран, присоединившихся к ЕС с 2004 года, отвечает за 15.4% европейского экспорта, по сравнению с 10% в начале десятилетия. В 2006 году объем экспорта Еврозоны в страны с низким уровнем дохода вырос до 6% от ВВП по сравнению с 4.5% в 2000 году. Экспорт в Китай и Россию увеличился в два раза за тот же период, при этом три четверти всех кредитов, предоставленных Китаю и Индии исходят от Европы. Выходит, что европейские банки тоже играли в опасные игры со своей системой регулирования, просто по-другому. Европейские финансовые организации активно использовали свопы на кредиты по дефолту для снижения нормативных требований к поддержанию капитала, что помогло им накачать свои балансы долгами. Кроме того, в последние годы они много и часто брали в долг дешевые доллары, которые вдруг неожиданно подорожали. Они по уши увязли в carry trades, которые сейчас выходят им боком, также как венграм ипотека в швейцарских франках, и японским пенсионерам покупки неоновых облигаций в австралийских долларах. Кроме того, обвинения в адрес англо-американского капитализма не принесут никакой пользы, один лишь вред. Они мешают увидеть глобальную природу кризиса. Они персонифицируют то, что является системным сбоем в стиле Мински. Они поощряют перекладывание вины за собственные проблемы на чужие плечи. Они не дают возможности признать реальную угрозу. Они раздувают пламя национализма. Возможно, искра была высечена в США, но у многих стран скопился приличный запас сухих дровишек, готовых вспыхнуть в любой момент.

Марк Чандлер, Глава отдела валютной стратегии

Tags:

Комментарии закрыты