Телефонный разговор с Тюлеевым по событиям 7 апреля 2010

by Bs.kg 6. мая 2010 06:07
«Я всегда был сам по себе» "Аргументы и Факты", №15, 14.04.2010 Фигура градоначальника – одна из немногих, которая даже после апрельских событий вызывает неоднозначную оценку. С одной стороны, уголовное дело, возбужденное по фактам организации беспорядков. С другой – поддержка горожан, не побоявшихся в такой сложной ситуации открыто выступить за мэра, которого они заслуженно считают самым деятельным за многие последние годы. Мы связались с Нариманом Тюлеевым по телефону, чтобы выяснить позицию его самого.   - Где вы были в день акций протеста. И что предпринимали, находясь на должности мэра? - 7 апреля утром как обычно прошла планерка. Но с развитием событий мы, конечно принимали меры. Обезопасили водоканал, спрятали автобусы, троллейбусы, потому что была задача сохранить их для мирного города. - У Вас есть объяснения, почему не сожгли здание мэрии? - Мы выставили всего лишь 6 сотрудников, которые объясняли народу, что здесь сидит Тюлеев. Мой бренд, который, я надеюсь, заслужил у горожан, действовал. - Ранним утром после первой ночи мародерства по городу пошли поливальные машины, на улицах появились дворники. Казалось бы, такая малость, а как она поддержала дух горожан. Чья это заслуга? - В 6 утра я отдал распоряжение муниципальным службам выходить на работу. Если вы заметили, в то утро «Зеленстрой» даже высаживал живую изгородь. Это все для того, чтобы показать людям, что город, не смотря ни на что, живет. - Но ведь вас не было в мэрии. Более того, нынешний мэр Иса Омуркулов утверждает, что сотрудники городской управы саботировали любые его решения. - Я действительно в здании мэрии не находился, поскольку накануне вечером мне дали очень серьезно понять, что я должен освободить место. Но сотрудники работали в одном из муниципальных учреждений и оттуда организовывали процесс. 8 апреля в 14.00 уже были пущены автобусы. Кстати, горожане, наверное, заметили, что ни воду, ни свет в столице не отключали. Это было наше распоряжение. Даже та часть Бишкека, в которой еще до апрельских событий с 01.00 часа были введены ограничения по свету, моим распоряжением не отключалась. Люди не сидели в темноте. - И все-таки где находились вы сами? - Меня вынудили оставаться дома. Пять черных машин перекрыли все выходы и в течение двух суток стреляли по забору. Они не штурмовали дом, хотя могли, если бы захотели. Но у них. По всей вероятности. Была другая задача – изолировать меня. - Могло ли это быть связано с тем обвинением, которое сейчас вам предъявляют – организация погромов? Может быть, Вас таким образом изолировали от руководства «тюлеевскими бригадами», о которых сейчас так много говорят? - Никаких бригад нет. Я никогда не общался с «черными». Наоборот, всегда призывал делать только «белый» бизнес. И если бы я имел какие-то бригады, то, уверяю вас, мои объекты в городе не пострадали бы. И вот что интересно, например, торговый центр «Караван» несколько раз пытались громить. Но стихийные погромы останавливали слова обычных охранников: «Это магазин нашего мэра». И люди уходили. Только под утро небольшая группа явно по чьей-то наводке с автоматными очередями взяла центр. Что же касается организации по защите города, могу сказать, что моя изоляция не сработала. Я первым связался с генералом Чотбаевым и попросил его собрать афганцев, создать дружины, раздать желтые повязки и защищать Бишкек. - Где вы сейчас находитесь? Где ваша семья? - Я в городе, но приходится переезжать с места на место. На меня идет охота. - Почему вы не уехали с командой президента? - Мне бежать незачем. А президенту я перестал доверять с того момента, когда с его согласия взвинтили тарифы. - Кстати, вы тогда единственный очень жестко критиковали тарифную политику правительства. После того вашего выступления у вас был разговор с Бакиевым? - Да, на следующий день в 10.00 меня вызвали на ковер. «Что ты делаешь?» - говорит Бакиев. Я ему с цифрами доказываю, что расчеты неверные, не учтены высокогорные коэффициенты, в 325 сомов за горячую воду входит половина издержек за холодную. Все сделано поспешно. Сначала нужно в теплосетях навести порядок, там воровство процветает. А он говорит: «Или ты выполняешь тарифную политику. Или уходи». - А почему вас тут же не сняли с должности? - Я думаю, что народ бы этого не понял. - Но говорят, что и ваше назначение на пост мэра проходило не очень гладко? - Я не был чьим-то. Я всегда был сам по себе. Мне предлагали эту должность еще до Усенова. Я отказался. После него я пошел на почти развалившийся город. И тоже сопротивлялся. Уехал в Москву, думал и без меня кого-нибудь назначат. Тогда к Бакиеву многие бегали. Но когда я вернулся, Садыркулов вручил мне указ. И меня уже не спрашивали. Теперь я об этом даже сейчас не сожалею. - Вы знаете о том, что вчера сразу четыре инициативные группы собрали пресс-конференцию, основной темой которой стала 2поддержка экс-мэра»? имея ввиду ваше нынешнее положение, такой шаг для этих людей вовсе не безопасен? - Я благодарю за эту поддержку. И преклоняю колени перед горожанами. Мне очень больно смотреть на столицу. Но я не оставляю надежды, что Бишкек будет восстановлен. Я отдам за это и свое здоровье, и свою свободу. Светлана ЛОКТЕВА,

Tags: , , , ,